Hamelion

Оперативные новости, плюрализм мнений

Наука

Всемирные и внеисторические претензии посмертного славянофильства

Андрей Мартынов, 2 апреля 2019, 21:21 — REGNUM  

В общественном сознании, да и у некоторых специалистов славянофильская мысль ассоциируется в первую очередь с ее расцветом, связанным с именами братьев Аксаковых, Алексея Хомякова и Ивана Киреевского. Последующие годы с легкой руки Владимира Соловьева воспринимаются как «вырождение славянофильства». Правда, поздний период движения не менее интересен именно своими «неканоническими» формами (Николай Данилевский и др.).

Историк Максим Медоваров (Нижний Новгород) пишет об одном из последних славянофилов публицисте генерале Александре Кирееве (1833−1910).

Свою задачу философ видел в адаптации славянофильского наследия, то есть «правды славянофильского, древнерусского самодержавия середины XVI — до конца XVII столетия (самодержавия, вслушивающееся в голос народа)», к современной ему социальной ситуации.

С этой целью Киреев выступал не только как мыслитель, но и как активный политик и реформатор. По мнению Медоварова, университетский устав 1884 г., деятельность синодальной комиссии, проект «булыгинской» думы 1905 г., предсоборное присутствие 1906 г., третьеиюньский переворот 1907 г., проекты ипотечного устава и дуэльного кодекса «несут на себе отпечаток энергичной деятельности Киреева».

Впрочем, задачи славянофильства предполагали не только изменения во внутригосударственной деятельности. Генерал утверждал, что император должен был проводить активную внешнюю политику, которая в числе прочего предполагала отторжение от Австро-Венгрии и Османской империи славянских земель с перспективой создания «славяно-православной конфедерации» во главе с Россией.

Вместе с тем было бы ошибкой думать, что Киреев был враждебен Западу («стране святых чудес», по словам Хомякова). Он, стремился наладить контакты со здоровыми консервативными силами Европы. В числе последних мыслитель видел старокатоликов — противников догмата о непогрешимости (infallibilitas) Папы Римского.

Не был Киреев и сторонником расизма:

«цель человечества — создание царства Божия на земле, при этом национальные особенности имеют leur raison d`être (смысл их существования — А. М.) не как враждебные друг другу политические единицы, а как представители разнообразия, служащего переходом и усилением, украшением конечного синтеза, конечного единства (царства Божия)».

В итоге, касаясь проблем внутренней и внешней политики, Киреев заключал:

«не пора ли опомниться? Не пора ли домой, то есть в Христову Церковь?!»

Издание предоставлено книжным магазином «Циолковский».

Источник