Hamelion

Оперативные новости, плюрализм мнений

Политика

Венесуэла: день «икс» уже близко

В Венесуэле приближается день "икс" — 23 февраля. Именно тогда у самопровозглашенного президента Гуайдо заканчивается им же самим определенный срок мандата на временное правление.

Правления, однако не было. Были лишь заявления о нем. Армия по-прежнему верна законно избранному президенту Мадуро. Но Гуайдо, который пользуется прямой поддержкой США и их союзников, дал армии восемь дней на то, чтобы определиться с позицией, — как раз до 23 февраля.

Что Гуайдо собирается делать после, он не сообщает. В любом случае известно, что именно на 23 февраля назначены принудительные со стороны США поставки так называемой гуманитарной помощи через границу с Колумбией. И именно на 23 февраля Гуайдо созывает сторонников на грандиозный митинг-манифестацию в свою поддержку. Во что это может перерасти, даже страшно думать. Ведь там может повториться испытанная схема с "неизвестными снайперами" на Майдане.

Национальная ассамблея Венесуэлы — официальное место работы Хуана Гуайдо, который провозгласил себя президентом. Чтобы самозванец был под присмотром, сторонники Николаса Мадуро напротив воздвигли свой форпост. В красной палатке собирают подписи против американского вторжения.

Начаться оно может под видом поставки гуманитарной помощи. Во время какого уже по счету решающего митинга, который Гуайдо собрал в центре Каракаса, президент-самозванец объявил об открытии еще одного пункта сбора таинственных посылок из США — на границе с Бразилией. "Если так о нас пекутся, то пусть лучше снимут санкции", — говорят, те, кто ходят на другие митинги.

"У нас есть достаточно еды, нам не нужна гуманитарная помощь, которую хотят прислать из США. Мы не приемлем этой помощи. Да, мы действительно получаем помощь, но эта помощь от нашего президента", — рассказывают венесуэльцы.

Те, кто ее развязал экономическую войну против Венесуэлы, по-прежнему в Каракасе. Над бетонным кубом посольства США, несмотря на то что дипотношения разорваны, все еще реет американский флаг. Оставшихся дипломатов бдительно охраняют. Полиция появляется, едва достаем камеру. Сотрудник посольства к нам все-таки вышел. Но разговора с человеком в штатском не получилось.

Американская миссия расположилась в богатом районе Каракаса. Но есть и другая столица. Каракас — город противоречивых политических измерений. Прозападные сторонники Гуайдо живут в основном на востоке города, те, кто — за Мадуро, — на западе. В имущественном плане тоже все наоборот. Внизу относительно благополучные кварталы. На холмах, куда нас везет канатка, — так называемые баррио (трущобы).

Канатку протянули при Уго Чавесе. Команданте начал переселять людей из фанерных халуп в многоэтажки с удобствами. Молодежь пошла в вузы. Энрике Чакон как раз везет документы для поступления. "Я не согласен с вторжением, потому что оно означает потерю многих невинных жизней, настоящую трагедию по вине ошибочного человека", — считает Энрике.

Зато граффити с изображением людей правильных тут повсюду. На этих улочках прошла молодость действующего президента Николаса Мадуро. Несмотря на неприглядный внешний вид баррио на холме, Сан-Агустин — важная точка на культурной карте Каракаса. 24 лауреата премии "Грэмми" родом из этих трущоб. Но пусть земляки и популярны в Штатах, Америку здесь не жалуют.

До Нэнси Нарваэс программа переселения пока не добралась. Но ей есть за что благодарить венесуэльские власти. "Они дали все, многие из нас даже не имели документов, не было возможности учиться. Мы были безграмотные, ходили босыми. Когда пришел к власти команданте Чавес, началась регистрация детей. Мои дети, например, тоже не имели документов", — вспоминает Нэнси.

Боливарианская революции для таких, как Нэнси, — действительно религия, а Симон Боливар и Уго Чавес — ее главные иконы. Из этого здания Чавес командовал вооруженным восстанием. Теперь тут мавзолей команданте. В центре мемориала — саркофаг с телом Чавеса. Рядом — почетный караул.

Под холмом — президентский дворец Miraflores. Сейчас он окружен пулеметными гнездами. В 16:20 у старинной пушки появляется артиллерийский расчет. В 16: 25 — время смерти команданте — гремит пушка.

На выстрелы были похожи и обращения Чавеса к нации. Команданте сам в прямом эфире вел телепрограмму "Алло, президент", чаще всего сидя за этим столом. 1656 часов прямого эфира. На программе Чавеса Лариса Акоста начинала как редактор. Сегодня ее называют любимой телеведущей Николаса Мадуро. Акосте доверяют миллионы, и Гуайдо, конечно, хотелось бы, чтобы она перешла на его сторону. Но массового предательства, что среди журналистов, что среди военных, что среди чиновников, не смотря на призывы из Вашингтона, не наблюдается. Проект переворота забуксовал.

"У нас есть поговорка: "одного желания недостаточно чтобы забеременеть". Оппозиция обязана соблюдать законы, так как в противном случае, завтра в любой другой стране США могут атаковать все юридические институты, все законы и всю государственность, чтобы навязать волю корпорации Трампа в этой стране. И никто на такое не согласиться", — уверена Акоста.

И потому Венесуэлу пытаются добить экономически. Санкциями против нефтяной корпорации PVDSA и как следствие социальной нестабильностью. Растет преступность. По Каракасу со съемочным оборудованием лучше перемещаться с охраной. Нашу машину сопровождает мотоцикл.

"Еще два года назад я могла ездить на метро. Теперь уже вытащила золотые сережки из ушей, не ношу часы, вот. Какой-то контроль пропал. Со смертью Чавеса, конечно, все очень изменилось. Южная Америка всегда была известна преступностью, но сейчас это просто что-то бесконтрольное. Я вижу очень много полиции, что борьба с преступностью она обострилась, слава Богу. Но все равно как-то страшно", — отметила Евгения Де Мадрид, корреспондент "Международного обозрения" телеканала "Россия 24".

Евгения Де Мадрид — наш человек в Каракасе. Бесстрашная девушка вместе с венесуэльской полицией участвует в рейдах против опасных банд. С оружием в руках венесуэльские полицейские ходят даже днем.

Один из бойцов дежурит неподалеку от магазина сети "Меркаль". По фиксированным ценам там продают продуктовые наборы. Не разносолы, но пропасть не дадут. В набор не положили сахар, молоко. С каждым годом продуктов в наборе все меньше. Зато недавно добавили курицу.

"Нам не нужна эта гуманитарная помощь, потому что у нас есть организация, действующая в разных церковных приходах и районах. Вот уже 4 года как мы раздаем пакеты с различными продуктами, от 14 до 15 наименований, стоит такой набор 100 суверенных боливаров", — пояснил Виктор Секера, начальник территориального отдела распределения.

Получается около трех центов. Но американские власти пытаются представить происходящее как гуманитарную катастрофу. Венесуэльцы с тревогой ждут 23 февраля. Чем все обернется, можно только гадать. Фидель Ортегоса делает это профессионально.

Бабалао — так называют колдунов популярного у латиноамериканских выходцев из Африки культа сантерия — гадает на дольках кокоса. Бросал пять раз, чтобы было наверняка. "Высший оракул Орунмила говорит, что всем нужно стараться придерживаться спокойного состояния и не впадать в агрессию. Потому что может быть пролита кровь, если мы не будем держать себя в руках. Мы — мирный народ", — сказал Фидель Ортегоса.

Через шесть дней венесуэльцам, несмотря на возможные провокации, очень важно будет это снова подтвердить.

Источник