Hamelion

Оперативные новости, плюрализм мнений

Политика

Секреты шефа президентского протокола

80 лет исполнилось Владимиру Шевченко — тому, кто работал еще с Горбачевым, но всегда был рядом с президентом Ельциным.

Человек, для которого нет мелочей. И даже на интервью он на всякий случай взял запасной галстук. Владимир Шевченко — бессменный шеф президентского протокола Бориса Ельцина.

Как сидеть, как стоять, как подойти — значение имеет все. И если это так в родных стенах, то во время заграничных поездок нюансы еще значительнее.

"Никогда нельзя сделать ошибку даже в движении, рукопожатии, возложении цветов. Потому что в одних странах цветы — одни, в других — другие", — сказал Владимир Шевченко, в 1990-2000 годах – руководитель Службы протокола президента СССР и президента РФ.

Не ошибиться в том, когда будет порыв ветра, какой ширины улицы, сколько ступеней придется подниматься первому лицу, — все это Служба протокола должна знать раньше, чем Служба безопасности.

Владимир Николаевич — человек удивительного обаяния, уважительной искренности — качество, без которого справляться с такой работой столько лет просто невозможно.

"Очень деликатный человек. Он блестяще образован. С ним очень легко говорить, он всегда отвечает на любой вопрос. Я этому поражалась всегда. И с Борисом Николаевичем у них были добрые отношения", — вспоминает вдова первого президента РФ Наина Ельцина.

Никогда не лезть в политику — этот принцип для Шевченко был нерушимым. Будь иначе, отношения между Владимиром Николаевичем и Борисом Николаевичем могли сложиться по-другому. Хотя случалось, что Ельцин горячился так, что грозил уволить.

"Бывало и такое, что Владимир Николаевич еще до двери не дойдет, а он говорит: вернитесь, пожалуйста. Такое тоже бывало. Но это какие-то нюансы были. Они с удовольствием вспоминали это, оба с хохотом даже", рассказала Наина Ельцина.

А Ельцин бывал резок. И однажды японцы узнали, насколько.

"Он очень любил спорт, но никогда в жизни не видел сумо. Мы поехали смотреть арену для сумо. И нам на следующий день говорят: с точки зрения безопасности мы бы не хотели, чтобы Борис Николаевич посещал сумо. Пришлось мне выходить на "прямой провод". Ельцин сказал: если они не готовы обеспечить безопасность, то мы приедем в следующий раз. И не приехали", — рассказал Владимир Шевченко.

Перед каждым визитом — пройти все своими ногами, увидеть все точки, запомнить детали. Служба протокола выезжает недели за три. Есть вещи стандартные для всех. Сколько должно быть мотоциклистов в кортеже? Государственный визит — семь. Официальный — пять. Но всегда есть особенности. Например, обязательный пункт программы в Индии — возложение цветов к могиле Махатмы Ганди. Просто? Нет. Подходить к ней нужно босиком.

Эмоции президентов бывают неуемными. И в самые неподходящие моменты. Почему так веселился американский президент на рядовом, в общем-то, пресс-подходе, уже мало кто вспомнит. Но такое протокол предотвратить не в силах.

Другое дело — один казус. Мишель Обама норовит обниматься с королевой Елизаветой. Совершенный моветон. Протокольщики могли бы подсказать.

Кстати, во время визитов в Россию американский протокол порой часть работы доверял нашим. Только это — большой секрет. А вот с Трампом, видимо, такого не могло произойти.

Владимир Шевченко придумал формат "без галстуков". Прижилось. Теперь — уже традиция. Он — единственный в мире шеф протокола, который написал мемуары. Называет их "антимемуары", потому что писал не про себя, а про работу.

Источник