Hamelion

Оперативные новости, плюрализм мнений

Политика

Лавров объяснил, что делают американцы

Ситуацию в Белоруссии после выборов в интервью Вестям детально проанализировал глава российской дипломатии Сергей Лавров. Отвечая на вопрос о степени вмешательства ЕС и США в происходящее в Минске, Лавров поднял тему иностранных наблюдателей.

- По вашим ощущениям, насколько США будут активно влиять на ситуацию в Минске?

- …Происходящее в Белоруссии, конечно же, нас весьма и весьма тревожит. Нас тревожит попытка использовать внутренние сложности, чтобы вмешиваться в процессы извне. И не просто вмешиваться, а вмешиваться с целью навязать белорусам те порядки, которые внешние игроки считают для себя выгодными. Не скрывает никто, что речь идет о геополитике, борьбе за постсоветское пространство. А мы видели эту борьбу после распада СССР. Последний пример, разумеется, это Украина. И то, что сейчас мы слышим из европейских столиц, прежде всего из Прибалтики, а также из Польши, из Европарламента, это все не про Лукашенко, не про права человека, не про демократию. Это все про геополитику. Про те самые правила, которые наши западные партнеры хотят внедрять в повседневную жизнь и на нашем континенте, и в других частях мира. Есть международно-правовые рамки, которыми необходимо руководствоваться при определении отношения к событиям в той или иной стране. Наши соседи, белорусы, соседи Белоруссии видят изъяны в том, как были организованы выборы, – так есть определенный порядок. Во-первых, Белоруссия – это суверенное государство. Там есть конституция. Там есть законы. Там есть процедуры, которые на основе этих законов необходимо задействовать, чтобы оспорить или поставить под сомнение результаты выборного процесса. Это уже не важно. Во-вторых, если мы все руководствуемся своими обязательствами, у нас есть ОБСЕ, в которой есть бюро по демократическим институтам и правам человека. Одной из функций этого бюро является наблюдение за национальными выборами в странах – участницах ОБСЕ. И это записано в обязательствах, под которыми поставлены подписи всех без исключения государств этой уважаемой организации.

Нам сейчас говорят, что нарушения в ходе предвыборной кампании и избирательной кампании были очевидны, эти нарушения зафиксированы какими-то добровольными наблюдателями, соцсети, видеоролики и так далее. И само это бюро, которое должно за выборами наблюдать, заявляет, что мы не поехали наблюдать за этими выборами, потому что приглашения нам прислали поздно. Это, мягко говоря, неправда. Потому что единственным обязательством Белоруссии, как и любой другой страны – участницы ОБСЕ, является, цитирую: "приглашать международных наблюдателей на национальные выборы". Точка. Многие годы мы видим, как это бюро по-разному подходит к наблюдению за выборами к востоку от Вены, на постсоветском пространстве, с одной стороны, и к западу от Вены, особенно в Соединенных Штатах, с другой стороны. Куда-то направляются 800 человек, куда-то 12, куда-то вообще никто не направляется. Например, в отдельные страны Прибалтики наблюдателей несколько раз это бюро не направляло, несмотря на то, что там сотни тысяч людей в Эстонии и Латвии лишены права голоса, поскольку имеют позорный для Евросоюза статус неграждан. Многие годы Россия вместе с нашими партнерами по СНГ предлагала ввести раз и навсегда всем понятные правила наблюдения за выборами, чтобы было прописано, когда нужно направлять приглашения, какое количество наблюдателей направляется в рамках передовой группы, какое количество наблюдателей, исходя из расчетов на душу населения, направляется на наблюдение за непосредственно голосованием. Нам отвечали отказом. Отвечали прежде всего наиболее рьяно те самые страны, которые сейчас громко заявляют о том, что бюро не смогло поехать наблюдать за выборами, потому что его не пригласили. И заявляли нам, когда отказывали в разработке таких критериев, что вот эта двусмысленность и гибкость, которыми это бюро наделено, является золотым стандартом.

Я думаю, нет нужды объяснять, что такая двусмысленность нужна с единственной целью – манипулировать бюро по разумению тех, кто там составляет костяк сотрудников. А костяк сотрудников там – члены НАТО и члены Евросоюза. Поэтому бюро, если бы руководствовалось тем, что на самом деле согласовано странами, не должно было вставать в позу и говорить: нас позвали слишком поздно. Они должны были туда ехать, должны были наблюдать. И вот тогда у них, наверное, было бы больше оснований заявлять о тех нарушениях, которые они сейчас всячески раздувают. Сказанное не означает, что выборы были идеальными. Конечно, нет. И тому немало свидетельств. Это признается и белорусской властью, которая пытается вступить в диалог с гражданами, протестующими против ущемления своих прав.

Но я бы советовал не пытаться использовать эту непростую ситуацию в Белоруссии, чтобы подорвать нормальный, взаимоуважительный диалог между властью и обществом, а сделать его провокационным. Мы видим и на видео, и в соцсетях откровенно провокационные призывы. Видим, как силовиков пытаются провоцировать применением грубой силы. Я очень надеюсь, что белорусы, как и все друзья белорусов за границей, смогут сами разобраться в своих делах. И не будут идти на поводу у тех, кому Беларусь нужна исключительно для того, чтобы осваивать геополитическое пространство. Для того, чтобы продвигать известную деструктивную логику: или вы с Российской Федерацией, или вы с Европой. В 2014 году, когда были майданы на Украине, именно с такой логикой выступали многие официальные лица стран ЕС. И, конечно, когда сейчас говорят о посредничестве, а мы слышим предложения о посредничестве и из Литвы, и из Варшавы, и через ОБСЕ, пусть говорят не в микрофон, а напрямую белорусам. И всех тех, кто говорит, что посредничество – единственный выход, призываю не забывать о том, как западные коллеги посредничали в 2014 году в ходе майдана в Киеве. Я убежден, что белорусский народ в своей мудрости сам может разобраться в нынешней ситуации. И я не вижу недостатка готовности со стороны властей к диалогу. Я очень надеюсь, что такая же готовность будет проявлена и теми, кто недоволен результатами выборов.

- Сергей Викторович, США первые, точнее единственные в мире вводят экстерриториальные санкции в отношении участников "Северного потока-2". При этом Помпео в Сенате Чехии недавно заявил, что есть возможности для улучшения отношений России и США, надо их использовать. 16 августа у вас с Помпео состоялся телефонный разговор о возможной встрече членов Совбеза по Ирану. Готовы ли США хотя бы в этом пойти навстречу и поддержать инициативу российского президента?

- Это целый ряд последних шагов администрации Соединенных Штатов, которые, в общем-то, свидетельствуют об одном – намерении администрации Трампа делать все, чтобы не быть связанными никакими международными многосторонними обязательствами. Из этой же серии, конечно же, и феномен экстерриториальных санкций, когда США решают, что Китай представляет угрозу, потому что слишком много продает в США и слишком мало покупает. Они вводят ограничения на импорт из КНР. Когда Штаты решают, что Иран, хотя и выполняет все то, о чем договорились в рамках СВПД, ведет себя плохо, хотя все остальные так не считают. И вводятся санкции против Ирана. Когда США считают, что президент Николас Мадуро в Венесуэле заслуживает наказания, они объявляют санкции против него. А потом заявляют всем остальным странам мира: не смейте торговать с теми странами, которые Америка хочет изолировать. И вот эти экстерриториальные санкции, конечно же, воздействуют на бизнес. Бизнес поначалу воспринимал это как относительно небольшие финансовые издержки. Но потом, когда облава на тех, кто торгует с неугодными, стала буквально тотальной, бизнес, в том числе и европейский, азиатский, стал поднимать голову, стал роптать, стал протестовать. И в качестве проявления такой реакции мы видим заявление от 24 стран Евросоюза, не все нашли в себе достоинство присоединиться к этому заявлению, но большинство членов ЕС высказалось достаточно четко и резко о неприемлемости подобного рода действий со стороны Соединенных Штатов. Американцы не очень стесняются, когда им нужно продвигать свои экономические интересы, всякие тонкости дипломатические, полунамеки, полутона уже давно отброшены.

Я регулярно общаюсь с Майком Помпео, последний телефонный разговор был 16 августа. Он как раз возвращался из Европы, где среди прочего активно агитировал против того торгово-экономического взаимовыгодного сотрудничества с Россией. В Чехии, например, прямо настаивал на том, что все планы по дальнейшему развитию ядерной энергетики в Чешской республике должны ориентироваться на США, а не РФ. С такой логикой очень трудно взаимодействовать, потому что мы всегда исходили и продолжаем исходить из того, что ключом к успеху в любых международных начинаниях являются инициатива и предложения, которые нацелены на мобилизацию коллективных усилий, на решение глобальных проблем. Все проблемы в сегодняшнем мире являются по определению глобальными, трансграничными, будь то терроризм, будь то организованная преступность, угроза распространения оружия массового уничтожения, незаконная миграция, продовольственная безопасность и многое другое. И решать эти проблемы только окриком из одной столицы и только требованием, чтобы все слушались эту самую столицу, просто не получится. Это выстрел себе в ногу. Особенно когда происходит злоупотребление ролью доллара в мировой валютно-финансовой системе. И уже идет достаточно серьезное и глубокое переосмысление всем практически миром той роли, которую доллар играет, точнее переосмысление той ненадежности, которую эта роль доллара при нынешней администрации представляет из себя. И новая система расчетов, и новые возможности, которые позволяют обходить долларовые каналы, сейчас активно прорабатываются. Разговор с нашими американскими коллегами по Иран в любом случае упирается в те же самые проблемы. Решили Соединенные Штаты, что СВПД по урегулированию ситуации вокруг иранского атома было плохой сделкой? Как сказал президент Трамп, администрация Обамы совершила ошибку колоссальную, такую плохую сделку заключив. И вот, пожалуйста, пару лет назад Соединенные Штаты вышли из сделки, но одновременно заявили, что никто не может остановить Соединенные Штаты, когда они захотят наказать Иран за то, что Иран якобы нарушил то, откуда вышли Соединенные Штаты. Звучит парадоксально и достаточно неуклюже.Но это на самом деле так. США сказали: не будем выполнять свои обязательства. А эти обязательства заключались в том, чтобы не вводить санкции против Ирана, снять все имеющиеся санкции и позволить исламской республике Иран полноценно участвовать в международных торгово-экономических обменах. Не будем, сказали Соединенные Штаты, и всем запретим. Торгующие с Ираном будут наказаны, они потеряют доступ на американский рынок, против них будут вводиться санкции, будут судебные разбирательства. Еще США сказали, поскольку эта сделка плохая, мы хотим ее модернизировать, давайте продлим оружейное эмбарго, которое истекает в октябре нынешнего года, в соответствии с той самой сделкой, утвержденной Совбезом. Ни мы, ни другие участники СВПД не видим каких-либо правовых, политических и уж тем более моральных оснований для того, чтобы издеваться над решениями Совбеза. Мы все это честно нашим американским партнерам объяснили. Они тем не менее решили соответствующую резолюцию внести. За резолюцию, кроме американского голоса, был подан еще один голос Доминиканской республики. [Россия и Китай проголосовали против, остальные 11 членов Совета безопасности, включая все европейские страны, по этой резолюции воздержались. Даже вето применять не пришлось, потому что вето считается, когда за резолюцию подано 9 голосов, а тут было только два.

Я подчеркнул в разговоре с Майком Помпео, что мы совсем не злорадствуем. Мы не получаем никакого удовлетворения от того, что Соединенные Штаты так провалились в Совбезе. Думаю, они знали, на что они шли. Но хотели очевидно послать, как сейчас говорят, месседж о своей решимости не оставлять дело без завершения. Штаты будут сейчас пытаться провести новую резолюцию, как и анонсировали. Резолюцию, с помощью которой попытаются возобновить санкции, введенные Совбезом. Потому что против Ирана были санкции американские, были санкции европейские, в ряде других стран такие же решения принимались. А вот Совбез коллективные санкции, которые обязательны для всех, включая и Россию, и Китай, и все мировое сообщество, отменил после того, как Иран выполнил обязательства в рамках СВПД. США сейчас хотят, прибегая к таким легалистским квазиюридическим методам, восстановить санкции, обязательные для всех государств мира. Этого не получится. Просто потому, что страна, которая нарушила комплексный пакет договоренностей, утвержденный Совбезом, страна, не имеет правовых рычагов для того, чтобы подобную операцию провернуть. Я все это постарался, по-товарищески откровенно Майку Помпео объяснить. Мы работаем с американскими партнерами, да и с другими членами Совбеза. У нас есть понимание, что подавляющее большинство стран сознает некорректность и контрпродуктивность этой попытки. Она все равно закончился ничем. Но она может привести к очень серьезному скандалу в Совбезе ООН, его расколу и конечном итоге к подрыву его авторитета. Потому что, подчеркну еще раз в заключение, речь идет о том, что одна из стран – инициаторов консенсусной резолюции, которая была принята по иранской ядерной программе, завила, что сама е будет выполнять то, что обязалась, а от всех других будет требовать слушаться собственных пожеланий.

Мы много уже говорили о стремлении наших западных партнеров уходить от опыта употребления термина "международное право" и внедрять новый – "порядок, основанный на правилах". Вот это ярчайший пример. И есть международно-правовой документ, резолюция Совбеза, которая с соблюдением всех требований устава ООН одобрила СВПД по урегулированию иранской ядерной программы. Вдруг одна страна решает, что эта часть международного права ее абсолютно не устраивает. И вместо того, чтобы соблюдать международное право, воплощенное в этой резолюции, США изобретают свои правила. Вот я хочу, чтобы было так, а не иначе. И примеров таких много, они становятся все более частыми. Это очень опасная тенденция. И повторю, что все равно нарушить резолюцию Совбеза и грубейшим образом исказить весь смысл решения, которое закреплено в международном правовом порядке, у Соединенных Штатов не получится. Но нанести ущерб Совбезу они, конечно, могут. И мы будем всячески стараться удержать наших американских коллег от подобных опрометчивых шагов.

- Сергей Викторович, спасибо вам большое за такое полезное интервью и уделенное нам время. Большое спасибо.

Источник