Hamelion

Оперативные новости, плюрализм мнений

Наука

Брест-Литовская деколонизация

Александр Томилин, 4 апреля 2019, 20:53 — REGNUM  

В нынешнее десятилетие скорбных юбилеев Первой мировой и Гражданской войн, современные события часто заставляют нас вспоминать о том, что причины оных кроются в этих самых юбилейных событиях. Создание современной Восточной Европы было заложено в 1918 году, когда был подписан Брест-Литовский мирный договор между Советской Россией и Центральными державами. Однако был ещё и второй Брест — между украинской Радой и Центральными державами.

Об этих двух Брестах и их причинах, повествует книга историка из Экстерского университета (Англия) Борислава Чернева. Для него Брест это и не «гений Ленина» и не «всероссийский позор». Германские генералы и русские революционеры для него лишь винтики огромной машины, которая созидает исторический процесс. Брест-Литовск в книге — это показатель эпохи окончания Первой мировой войны, завершения имперских государств, и создания национальных. Дабы отразить этот сложный процесс, автор идёт по хронологии, показывая развитие идеи сепаратного мира и Остполитик Центральных держав. Причём интересна его мысль о том, что попытки центральных держав заключить сепаратный мир всё-таки увенчались Брестом, в доказательство чего он приводит высказывания австрийских и германских политиков.

Результаты этого сепаратного мира имели своё конкретное выражение в проводимой немцами Остполитик в 1915—1918 гг., апогей которой пришёлся на 1918 год. Официальное отторжение земель от России позволило на них устраивать самые причудливые государственные образования, зависимые от Германии. При этом любопытна параллель, которую автор в начале книги провёл с Турцией. Устройство на бывших землях Османской империи независимых национальных государств в XIX-начале ХХ веков стало прологом к этому эксперименту на землях России в 1918 году. Сам автор считает этот процесс началом трансформации Восточной Европы из имперской в национальную, доходя до того, что называет этот процесс «деколонизацией».

При этом он умело показывает на примере дискуссий об условиях мира, как две позиции по вопросу создания национальных государств столкнулись между собою: большевицкая — «о праве наций на самоопределение» ‑ и германская, подразумевавшая создание «санитарного кордона» вассалов. При этом у каждой державы были свои взгляды на этих вассалов, из которых первым автор рассматривает Украину. Украинский вопрос и создание нового национального государства, долженствующего исполнять определённую роль в игрищах политиков — вот что стало, по его мнению, одним из оснований Бреста. Сохранится ли имперская модель объединения земель и народов под чьим-то владычеством (коммуной ли, монархией ли), или «право наций на самоопределение» будет реализовано?

Реализация его на землях побеждённых всё-таки, как убедительно показывает автор, базируясь на немецких архивах, ударила по самим победителям, разрушив их империи, где народы и нации создали свои государства. Это логично подтверждает его концепцию, которой он посвятил отдельную статью, — Брест-Литовск стал катализатором трансформации политической модели государственного строительства в Восточной Европе. Это процесс не окончен и по сию пору, посему эта грамотная, умная и нелицеприятная в своих выводах книга оказалась весьма своевременной.

Источник